ЭХО Москвы: Маэль Гавэ о развитии онлайн-торговли, пиратстве и продажах

ЭХО Москвы: Маэль Гавэ о развитии онлайн-торговли, пиратстве и продажах

Маэль Гавэ, генеральный директор Ozon.Ru, рассказала о развитии онлайн-торговли, пиратстве и продажах.
АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: У нас в студии Маэль Гавэ, главный исполнительный директор компании Озон, крупнейшего российского игрока на рынке онлайн-торговли. Госпожа Гавэ, прежде всего, ваша оценка принятому вчера Государственной Думой в третьем чтении так называемому «антипиратскому закону». Я вчера видел оценку Яндекса, они назвали его «закон о произвольной блокировке сайтов», например, так. Ну, в индустрии есть разные, в основном негативные оценки его. Как вы, со своей стороны, оцениваете усилия государства в этом направлении?

М. ГАВЭ: Ну, мы в Озон действительно считаем, что есть вещи, которые нужно менять в законе, потому что есть риски, что закон может быть использован не очень правильно. С другой стороны, мы также считаем, что тот факт, что был принят этот закон, что государство увидело, что есть потребности заниматься борьбой с пиратством – для нас это позитивные знаки. Я знаю, что очень модно всегда критиковать все, что делает государство, и, скорее всего, есть на чем критиковать. Но, в конце концов, я думаю, что когда уже 10 лет говорят о том, что надо что-то делать против пиратства… западные страны постоянно жалуются о том, что вот в России можно скачать любую книгу, любой фильм абсолютно бесплатно, абсолютно нелегально. Когда, наконец, государство что-то делает, ну, еще раз, я абсолютно согласна с Яндексом в том, что надо кое-что менять, но, с другой стороны, я еще и считаю, что надо просто также приветствовать тот факт, что государство что-то сделало.
А. ПЛЮЩЕВ: Ну, если я вас правильно понял, само по себе движение в этом направлении для вас гораздо позитивнее тех каких-то издержек, тех неприятностей, которые может в себе этот закон, эта практика как-то нести.
М. ГАВЭ: Да. 
А. ПЛЮЩЕВ: Ну, что касается пиратства. Можете оценить вот ваши убытки как продавца от пиратства в России? Хоть в чем-нибудь: там, в фильмах, я не знаю, в музыке – во всем, чем вы торгуете. В программах.
М. ГАВЭ: Ну, в Озон, например, мы вообще отказались от идеи продавать фильмы и музыку в digital формате, потому что там зарабатывать деньги просто невозможно. Большие фирмы, которые продают эти, требуют достаточно большие деньги, и мы это понимаем, но это никак не окупается, потому что объема нет и большинство пользователей, в том числе сотрудники Озон, что тоже для меня немножко жалко, печально, они просто скачают бесплатно. Зачем вообще платить, когда можно все по любому качеству найти бесплатно? Поэтому, мы вообще решили, что пока не будет какого-то конкретного действия, мы в этой категории не будем ничего делать, потому что все-таки большие инвестиции, и возврат на инвестиции пока нулевой, мы считаем. А в книгах, мы здесь более серьезно инвестировали, мы в ближайшие несколько недель будем запускать новый application, новое приложение, чтобы… ну, читалка, в общем, в digital формате, а не приставка такая.
А. ПЛЮЩЕВ: Для какой платформы?
М. ГАВЭ: Мы собираемся делать iOS и Windows, вот… и Android, извините. Вот. И поэтому мы, в принципе, верим в будущее этого рынка. И здесь мы понимаем экономики лучше, но это понятно, что сейчас этот рынок, он очень и очень маленький, уговорить людей, что надо купить контент, потому что надо платить автору, если вы не платите автору, скоро книг больше не будет – ну, это не работает, это видно. Поэтому вот тот факт, что есть закон, на самом деле мы считаем, что это правильно.
А. ПЛЮЩЕВ: И все же я хотел бы вернуться к вопросу об объемах. Насколько страдает в денежном выражении продавец, в данном случае компания Озон, от вот существующего пиратства?
М. ГАВЭ: Ну, значит…
А. ПЛЮЩЕВ: Представим, что его нет, представим, что его нет. Сколько бы вы могли заработать?
М. ГАВЭ: Это очень сложно сказать. Я думаю, что, ну, во-первых, был бы, если бы пиратства не было, тогда был бы рынок для музыки и для фильмов, чего сейчас почти нет. Оценивать этот рынок пока очень сложно, но это понятно, что это несколько миллионов долларов, десятки миллионов долларов, несомненно. Сотни или не сотни, я еще здесь не знаю, но вот это точно десятки миллионов. Вот. А по книгам, ну, объем, который сейчас есть, он тоже очень маленький, мы говорим о нескольких миллионов рублей в месяц. Но это понятно тоже, что здесь в отсутствие пиратства эти объемы, они бы выросли. Но я бы говорила, что на самом деле отсутствие пиратства – это большой толчок для игроков инвестировать больше, потому что сейчас основная проблема – это еще и то, что нет правильной экосистемы для покупателей. И я понимаю покупателей, которые говорят: «Ну, зачем нам купить? Это очень неудобно, там есть еще бесплатно, а еще это очень быстро». Когда Apple создавал iTunes, они это делали в то время, когда было все еще пиратство, но государство уже начало действовать, и было понятно, что будет в будущем. И поэтому они вложили очень много денег, чтобы развивать iTunes и его делать очень удобным для покупателя. И я думаю, что мы, игроки на этом рынке, пока мало чего сделали, потому что мы не могли понять, а вообще это окупается когда-нибудь, если пиратство – это 95% объемов?
А. ПЛЮЩЕВ: Но тут встает еще один вопрос. вы его упомянули очень так вскользь, я хотел бы на нем заострить внимание. Вы сказали, что компании, которые торгуют музыкой или, ну, правообладатели, назовем их так, они требуют много денег, так это прозвучало.
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Вот. Может быть, они слишком много денег требуют? Может быть, в эпоху digital контента, цифрового контента, нужно пересматривать отношения, и их роль как роль дистрибьюторов, распространителей, тех, кто выпускает продукцию, должна быть пересмотрена каким-то образом?
М. ГАВЭ: Взаимоотношения между то, что называется мейджор, и ритейлерами, как мы, они меняются. Они уже менялись в США, я думаю, что они будут меняться тоже в России постепенно. Но я тоже их понимаю, потому что до сих пор, если они продали этот контент, у них было большое опасение, что этот контент закончится в открытом доступе и что все, у них источник дохода закончится. И ни одна из этих компаний не является благотворительным фондом, да? В какое-то время они должны кое-что зарабатывать. И поэтому, я думаю, их коммерческие условия, они были в том числе связаны с тем, что они сильно боялись пиратства. 
А. ПЛЮЩЕВ: Вами упомянутая уже компания Apple и их сервис iTunes, они в этом году запустились в России.
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Вот, это довольно парадоксальное получается явление, слышать от продавцов и правообладателей о разгуле пиратства, и вдруг Apple, который, там, годами сюда не приходил, в самый расцвет пиратства вдруг приходит и пытается здесь заработать на музыке, и на фильмах тоже. Как вы думаете, может быть… как вы думаете, с чем это связано? С тем, что у него есть удобная, хорошая, отлаженная система, да? О которой вы говорили, проинвестированная давным-давно, с одной стороны. Или он надеется на то, что вот этой системой он может победить пиратство и заставить платить пользователей? Может быть, тогда в разработку стоит вкладывать деньги?
М. ГАВЭ: Я думаю, и то, и другое. И действительно, стоит вкладывать деньги. Просто когда вы называетесь Apple и у вас несколько миллиардов долларов в банке, с которыми вы не знаете, что делать, у вас одна ситуация. Когда вы называетесь Озон и вы считаете каждую копейку, вы, естественно, смотрите 10 раз до того, как вложить деньги в это направление, которое действительно выглядит надежно. Но без помощи с борьбой с пиратством, ну, она менее надежна, по крайней мере, в короткое время. 
А. ПЛЮЩЕВ: Маэль, вот такой чисто, может быть, праздный вопрос, честно говоря. У меня несколько знакомых есть, которые до сих пор покупают CD, DVD. Я не знаю, куда они их вставляют, у меня некуда, например, дома. Вот.
М. ГАВЭ: (смех) Совсем современный человек вы стали, правильно.
А. ПЛЮЩЕВ: Может быть… и поэтому, да, поэтому для меня удивительно, что когда вы говорите об отказе пока от продажи digital контента, вот. Как у вас с продажами физических носителей? Насколько они падают, каковы они сейчас, объемы вообще?
М. ГАВЭ: Значит, у нас по категории «музыка» наши продажи все еще растут. И действительно, есть…
А. ПЛЮЩЕВ: То есть, CD растут? 
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Вот эти компакт-диски, CD?
М. ГАВЭ: CD и вот это, как это, пластинка по-русски, да? 
А. ПЛЮЩЕВ: Да, винил.
М. ГАВЭ: Вот эти большие, винил.
А. ПЛЮЩЕВ: Винил. Но винил, он популярен, он моден.
М. ГАВЭ: Да. И есть действительно сегмент клиентов, понятно, это маленький сегмент, но есть сегмент клиентов, которые все еще считают, что вот эти физические носители, они важны. И поскольку им сейчас очень сложно найти эти диски, потому что больше никто их не продает, кроме Озона, в общем, и у нас очень большой выбор, и мы еще специально импортируем, когда покупатели что-то особенное хотят.
А. ПЛЮЩЕВ: Западных издателей.
М. ГАВЭ: Да-да-да. У нас есть прямые отношения, еще раз, с мейджорами, и мы с ними еще и сотрудничаем, чтобы делать импорт, легальный импорт этих CD. Поэтому есть действительно рынок людей, которые хотят иметь доступ именно к физическим носителям. По поводу фильмов, к сожалению, здесь картина более печальная. Здесь понятно, что рынок падает, и даже наши продажи падают. Не так быстро, как рынок, но они действительно падают. 
А. ПЛЮЩЕВ: Переходим, собственно, к работе вашей компании, к вашим делам. Я читал, что вы не исключаете варианта в каком-то ближайшем обозримом будущем выхода на IPO. Это уже такой стал тренд среди наших компаний. Вслед за крупнейшими нашими игроками, там, Мэйл.ру, Яндексом, пошли те, кто чуть поменьше. Когда вы планируете, и планируете ли, и как это все у вас?
М. ГАВЭ: Мы… у нас нет ответа на этот вопрос, потому что мы все еще фокусируемся в основном на бизнесе. Мы не видим IPO как цель. Мы не строим компанию, чтобы она когда-нибудь была публичной. Мы хотим, чтобы компания…
А. ПЛЮЩЕВ: Это может быть средство.
М. ГАВЭ: Да, это вот, это именно средство. И на сегодняшний день нам не кажется, что именно это средство нужно нашей компании. Поэтому мы действительно думаем об этом. В отличие от предыдущих годов, где мы вообще об этом не думали, сейчас мы начали об этом думать. Но это не то, что мы не определили сроки и готовимся к этому, мы просто начали думать, что, может быть, в следующий раз, когда нам нужны будут деньги, может быть, становится вот этот вопрос актуален. 
А. ПЛЮЩЕВ: Ну, есть еще и другой возможный вариант. Мы все привыкли, что Озон, даже по названию чисто он созвучен со знаменитым магазином Амазон, да?
М. ГАВЭ: Случайно. Нет, на самом деле, случайно. Они были созданы более-менее одновременно, и поэтому, нет, это случайно. Просто создатели хотели найти слово такое легкое, и они подумали «озон», потому что это газ жизни, потому что вот это легкий газ. И вот это именно поэтому получилось именно так.
А. ПЛЮЩЕВ: Это здорово. Но, тем не менее, это тоже хорошая… может быть, хороший такой повод какой-то для сближения компаний. Может ли в ближайшем будущем компания Озон быть продана Амазону? Об этом тоже говорят много.
М. ГАВЭ: Об этом говорят. Нам сложно знать, что Амазон хочет и что у них есть в голове. Это понятно, что для Озон есть два выхода. Первый выход – это IPO, о котором вы говорили. Второй выход – это продажа крупному стратегическому инвестору. Есть еще и третий – это просто продолжать иметь финансовых инвесторов. Но обычно эти финансовые инвесторы, в какое-то время они хотят получить обратно свои деньги, и поэтому вечно это невозможно делать.
А. ПЛЮЩЕВ: И неприятно.
М. ГАВЭ: (смеется) Вот. Поэтому здесь пока абсолютно не понятно, как это все будет. Еще раз: вот мы в основном сфокусируемся на развитии компании, а потом посмотрим, что получится. 
А. ПЛЮЩЕВ: А вы ведете какие-нибудь предварительные консультации с Амазоном на этот счет?
М. ГАВЭ: Я не могу об этом говорить.
А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Тогда вернемся к отношениям с законом, законодательством и так далее. Вот мы сегодня участвовали вместе на круглом столе, и там вы упоминали еще серый импорт.
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Значит, ну, понятно, что потребитель в России, ему нравится как пиратство, так и серый импорт тоже, поскольку он делает продукцию дешевой. Но здесь не такая большая поддержка общественного мнения, как у пиратства, у серого импорта.
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: От этого вы насколько страдаете? Ну, с другой стороны, а что вам серый импорт, чем он вам мешает? Это же в основном гаджеты, телефоны. Мы же ими практически не торгуете.
М. ГАВЭ: Ну, во-первых, этот серый импорт, он постепенно касается все больших и больших категорий товаров. Поэтому, мы действительно на сегодняшний день меньше страдаем от этого, чем другие ретейлеры. Не только, кстати, не только гаджеты, но еще и одежда. Одежда является очень популярным продуктом серого импорта. Но мы также и понимаем, что все равно постепенно, если продолжать давать возможности это делать покупателям, постепенно они, естественно, будут и купить… Ну, может быть, еще продуктов питания не будет, потому что все-таки три недели, чтобы доставлять, многовато. Ну, все остальное, если покупатели готовы ждать, в принципе, они постепенно могут это купить.
А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, вы живете в России?
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Большую часть. Вы одеваетесь тоже в России?
М. ГАВЭ: Мало (смеется).
А. ПЛЮЩЕВ: А что так? Вот хотел спросить, что же так? Что вам мешает?
М. ГАВЭ: Как дипломатически отвечать на этот вопрос?.. У меня, скорее всего, очень французский вкус, и в связи с этим мне легче найти одежду, которая мне нравится, у себя в стране (смеется).
А. ПЛЮЩЕВ: Вот в связи с этим… Мы тоже очень уважаем французский вкус, нам нравится, вот, поэтому мы часто… а я, например, в силу своей простоты, американский предпочитаю, вот. И гораздо удобнее заказывать за рубежом в магазинах. Но не это самая главная проблема. Самая главная проблема – что из-за массы причин здесь гигантские цены, вы сами знаете.
М. ГАВЭ: Я согласна с этим.
А. ПЛЮЩЕВ: На распродажах у нас такие цены, которые у вас в первый день продаж.
М. ГАВЭ: Я согласна с этим. Хотя не на Озоне. Посмотрите, я вам гарантирую, что цены на самом деле очень конкурентоспособны (смеется). Потому что я первая жаловалась, что, ну, я не понимаю, там, джинсы, которые можно купить за 50 долларов во Франции, в России продаются за 250. И вот мне было страшно. Поэтому я вам говорю: джинсы за 50 долларов на Озоне можете найти.
А. ПЛЮЩЕВ: Да. Но вот как раз в связи с этим о сером импорте. Ведь часть серого импорта, вы сами об этом упомянули – это то, что покупает собственно население.
М. ГАВЭ: Да.
А. ПЛЮЩЕВ: Это не перепродажа, это само население покупает напрямую в интернет-магазинах. Вы тоже против этого выступаете?
М. ГАВЭ: Ну, я думаю, что вопрос немножко другой. Вы знаете, это те же самые споры, которые были по поводу Walmart в США. Вот самый большой ритейлер в мире, который предлагает цены… ну, вообще, более конкурентоспособной цены, чем у Walmart, я думаю, что это просто невозможно. И поэтому есть, естественно, люди, которые в США говорят: «Вы знаете, вообще супер. Я могу зайти в Walmart и купить порошок за полдоллара, курицу целую за полтора доллара. И мне от этого только лучше». Хорошо, но есть еще много людей, и их стало очень много последнее время, которые говорят: «Да, но проблема с этим в том, что чтобы предлагать такие цены, Walmart очень сильно сжимает зарплаты, очень спорный момент по supply chain, откуда они покупают эти товары…»
А. ПЛЮЩЕВ: Поставщики.
М. ГАВЭ: Как они разговаривают с поставщиками и так далее. И вот как гражданин США, как покупатель, как американский покупатель, Walmart вам хорошо. А как американский гражданин, у вас уже становятся большие вопросы. Вот по поводу серого импорта – то же самое. Я как покупатель, я это прекрасно понимаю. Действительно, если я могу купить за границей и получить товар за 30% скидку, я, естественно…
А. ПЛЮЩЕВ: 30 – это самый худший случай.
М. ГАВЭ: Да. Вот я, естественно, за. Проблем в последствиях этого как гражданин… ну, я не гражданин России, но тем не менее. Потому что что это значит? Это значит, что легальный бизнесы, которые существуют в России и которые платят налоги, платят пошлину, дают работу российским людям, они не могут конкурировать. И они постепенно закрывают свои склады, закрывают свои магазины и начинают их создавать за границей. И я, как сегодня утром говорила, для моей страны, Франции, это очень хорошо, начинают открываться в Европе склады российских компания, и я только рада за Европу. Но поскольку я себя чувствую все больше и больше русской, я вот в какое-то время думаю, это тоже не очень правильно. И я понимаю, что это очень сложно совместить, эти два момента: вот эти очень дешевые цены и вот а что будет с работой и с налогом, которые все-таки нужны государству, чтобы продолжать развивать в том числе инфраструктуру.
А. ПЛЮЩЕВ: Последний вопрос. Амазон, ну, на который мы все равняемся, естественно, который как бы эталон, да, в интернет-торговле такого рода, он торгует не только же книжками, не только музыкой, там масса всяких разных товаров. Не только одежда, как… очень много техники, очень. Правда, они практически не торгуют в Россию, но тем не менее. У вас будет какое-то расширение ассортимента, вы пытаетесь на какие-то другие рынки заходить сейчас?
М. ГАВЭ: Да, мы на самом деле уже предлагаем больше два с половиной наименований. От них меньше полвины сейчас – это…
А. ПЛЮЩЕВ: Две с половиной тысячи, наверное.
М. ГАВЭ: Не-не, два с половиной миллиона.
А. ПЛЮЩЕВ: Миллиона.
Н: Миллиона.
А. ПЛЮЩЕВ: Нет, я просто не услышал слово «миллионы».
М. ГАВЭ: Два с половиной миллиона. Вот. От них, ну, примерно половина – это книги. Все остальное – это другие товары. Это электроника, но это еще и товары для детей, для дома, для собак, для котов – в общем, есть все, что возможно найти. Мы еще не торгуем продуктами питаниями и, скорее всего, скоро не будем, но все остальное мы, в принципе, продаем на Озоне.
А. ПЛЮЩЕВ: Насколько широкий этот?..
М. ГАВЭ: Очень широкий, самый широкий. Нету ни у кого более широкого ассортимента по всем этим ключевым категориям. Мы даже антиквариат продаем. Хороший ассортимент, тоже советую (смеется).
А. ПЛЮЩЕВ: Маэль Гавэ, главный исполнительный директор компании Озон, в эфире «Эхо Москвы». Большое спасибо.
М. ГАВЭ: Пожалуйста, спасибо.

Посмотреть видео с интервью можно на сайте echo.msk.ru

Автор: Игорь Назаров

Подписаться на новости

6 декабря / Комментарии

Сбербанк подал иск к «Юлмарту» на 1 млрд рублей

ПАО «Сбербанк России» обратился в петербургский арбитраж с исками против компаний НАО «Юлмарт», ООО «Юлмарт Девелопмент», ООО «Юлмарт региональная сбытовая компания» и ООО «Юлмарт продуктово-закупочная компания», следует из картотеки суда.

далее →

6 декабря / Комментарии

Wildberries стал лучшим ecommerce-ритейлером года

30 ноября в кафе-баре «Метла» состоялась восьмая торжественная церемония вручения профессиональной премии в индустрии моды PROfashion Awards. Интернет-магазин Wildberries выбран победителем в номинации «Лучший ecommerce-ритейлер года».

далее →

1 декабря / Комментарии

Предновогодняя премьера: онлайн-презентация новой версии CRM-линейки bpm’online 7.9!

13 декабря 2016 года состоится предновогодняя премьера новой версии CRM-линейки bpm’online 7.9 группы компаний Terrasoft. Приглашаем на презентацию релиза, которая будет проходить в онлайне с 11:00 до 12:00 (по московскому времени).

далее →

21 ноября / Комментарии

Суд рассмотрит иск о банкротстве "Юлмарта"

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области 15 ноября зарегистрировал заявление о банкротстве интернет-ретейлера «Юлмарт». Эта информация содержится в картотеке арбитражных дел.

далее →

18 ноября / Комментарии

«Юлмарт» на фоне конфликта сохраняет планы по развитию и IPO

Компания «Юлмарт» сохраняет планы по развитию сети в России до 2020 года и выходу на IPO на фоне конфликта акционеров и ареста счетов Ulmart Holding Limited (UHL) кипрским судом.

далее →

X
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Shopolog.ru в Facebook