Терехов Антон, CEO Shopolog: «Не то защищаем... или рассуждения об ограничении кроссбордера»

Смотрите в каталоге
Курьерские службы

Рубрика «Цепочка рассуждений»,
Терехов Антон, CEO Шополог.

Я несколько раз пытался сформировать собственную точку зрения насчет кроссбордерной торговли, изменения таможенных ограничений, инициатив различных ассоциаций и, вообще, всего хайпа вокруг этой темы. Как потребителю и человеку либеральных взглядов мне, конечно, изначально близка позиция свободной конкуренции, которая, очевидно, противоречит различного рода ограничениям свободы торговли и конкуренции, в том числе и международной. С другой стороны, я попытался чуть больше погрузиться в историю торгового протекционизма, и меня это привело к неким, на мой взгляд, интересным выводам.

В 1721 году правительство Великобритании под руководством  Роберта Уолпола начало масштабную программу развития производства (не торговли). Эта программа, среди прочего,  обеспечивала для «стратегически важных» отраслей промышленности  с одной стороны таможенную защиту от импорта, и с другой стороны субсидии для экспорта. Отчасти благодаря и этой программе  во второй половине 18 века Великобритания на порядки опережала другие страны по уровню развития производства и торговли. Только когда это опережение достигло колоссального уровня, только тогда экономисты, включая Адама Смита, заговорили о том, что необходимость в протекционизме может отпасть. Однако реальный переход к принципам свободной торговли был осуществлен только спустя век – в 1860г. И причиной его, судя по всему стали, совсем не принципы «свободного рынка». В период 1860-70гг. Великобританией  был подписан целый ряд так называемых «Двухсторонних соглашений о свободной торговле», устанавливающих единые принципы таможенной тарификации. Но…в то время на Великобританию приходилось уже  20% общемирового обрабатывающей промышленности и 46% торговли промышленными товарами, при этом население страны составляло  2,5% всего населения земли. Т.е., повторюсь, выглядит, что тут работало не желание выстроить свободный рынок, а совсем другая логика, а именно  - не дать применить защитную стратегию другим странам.

* Для сравнения, соответствующие показатели Китая в наше время составляют всего 15% в обрабатывающей промышленности и 14%  торговли ТНП, при том, что там проживает 19% населения земли.

Квинтэссенцией этой политики Великобритании стал кабальный «Нанкинский Договор» 1842 года с Китаем, который тому пришлось подписать после поражения в Первой опиумной войне.

Т.е. на первом этапе Великобритания, реализуя активную политику протекционизма нарастила свое преимущество, а когда оно стало неоспоримым – стала насаждать принципы свободной торговли, т.е. не давать никому из соседей-конкурентов вырастить собственную промышленность.

«Выскочить» из-под торгового пресса Великобритании в то время удалось лишь США. До провозглашения независимости  Северной Америки в 1776г. – производство там подавлялось напрочь. Говорят, что когда британский премьер Уильям Пит старший (занимал пост в 1766-68гг) узнал о попытках американских колонистов начать хоть что-то производить сказал, что «Они не должны получить разрешение даже на производство гвоздей для подков». Отставание от Великобритании было колоссальным.

Однако в 1791 г. уже в условиях политической независимости от гегемонии Великобритании , первый министр финансов США Александр Гамильтон объявил о так называемом «принципе поддержки новых отраслей промышленности». Программа Гамильтона наряду с инвестициями в инфраструктуру, совершенствованием патентного и банковского законодательства, включала в себя и увеличение таможенных пошлин для защиты от импорта, и субсидирование экспорта. К 1830г., в США, уже после смерти Гамильтона, сформировались самые высокие  таможенные пошлины на промышленные товары в мире и они держались более 100 лет до начала второй мировой войны.

Т.е. стратегия успешных экономик включала в себя чередование периодов торгового протекционизма для наращивания своего превосходства и периодов свободной торговли для недопущения другими странами реализации такой же стратегии.

Это звучит очень логично. Рассуждаем далее.

Возникает вопрос, какие именно отрасли считать «стратегически важными». Во-первых, я бы предложил заменить этот термин на «стратегически-перспективные» отрасли, т.к., существуют целые индустрии,  которые очевидно важны, но отставание от других стран настолько велико, что перспективными считать их просто наивно.

Кажется, что можно описать «перспективность» отраслей исходя из следующих критериев:

  1. Масштаб (например, с точки зрения доли в ВВП);
  2. Уровень развития, в сравнении с другими странами (отставание/опережение);
  3. Мировая долгосрочная динамика (временная точка на кривой жизненного цикла развития отрасли);
  4. Уровень влияния на другие отрасли и, следовательно, на экономику страны в целом.

Чуть подробнее остановимся на последнем пункте – уровне влияния. Например, автомобилестроение имеет очень высокий уровень влияния. Современный автомобиль  - сложная штука и его производство тянет за собой и развитие металлургии, и электроники, и химическое производство и т.д. и т.п. Производство каких-то простых вещей  - влияет на экономику не так сильно. Очевидно, что «локомотивом» развития экономики страны может стать только «влиятельная отрасль» - если инвестировать в нее, то она «вытянет» смежников. Историческими примерами являются развитие автомобилестроения в США, электроники в Японии, производство ТНП в Китае.

Таким образом, вырисовывается следующая цепочка рассуждений:

  1. Протекционизм является разумным инструментом стимулирования экономики. И его эффективность подтверждена исторически. Свободная торговля - аналогично.
  2. Применять протекционизм в определенной отрасли нужно в «нужный момент». Потому что, если момент (или отрасль) выбраны неправильно, он не поможет, а помешает. Свободная торговля - аналогично.
  3. Эффективность протекционизма, также как и свободной торговли наиболее велика в  стратегически перспективных отраслях.
  4. Важным атрибутом стратегически-перспективной отрасли является ее «уровень влияния», который проявляется в том, насколько ее развитие тянет за собой развитие экономики страны в целом. Т.е. защищать нужно именно такие стратегически-перспективные отрасли.
  5. Розничная торговля как индустрия не обладает значительным «уровнем влияния», т.к. сама по себе не увеличивает спрос  на товары, а только упрощает их приобретение. В сферу ее прямого влияния попадает логистика, недвижимость, интернет-маркетинг, часть ИТ. Ритейл несравним по уровню влияния с такими отраслями как автомобилестроение, строительство и т.п.
  6. Трендами  21 века в розничной торговле является схлопывание цепочки дистрибуторов, посредников, оптовых логистов. Цепочка  укорачивается: производитель –маркетплейс -  глобальный посылочный сервис (в рамках UPS) – потребитель. Дистрибуторы, розничные сети и т.п. компании не имеют долгосрочной (10+ лет) перспективы роста (это не значит, что они пропадут, это значит, что они будут расти гораздо медленнее глобальных торговых экосистем, связывающих производителя и потребителя напрямую.
  7. Т.о. защита локальной розничной торговли не может являться приоритетом государства.
  8. Приоритетом государство должно являться развитие «стратегически-перспективных» отраслей экономики и таможенная политика должна являться инструментом этого развития.

Как выбрать стратегически-перспективную отрасль, которая может стать локомотивом экономики, наверное отдельный разговор. И результатом его, важным для данной цепочки рассуждения может быть два варианта:

  1. Принимается стратегическое решение, что такая отрасль лежит НЕ в области производства ТНП, например -  жилищное строительство или автомобилестроение. Тогда там и должны быть сфокусированы усилия государства. И инструменты протекционизма, вкупе с инвестициями, субсидиями экспорта, налоговыми льготами – будут там обоснованы. В этом случае отрасль ТНП, включая бытовую технику, электронику, одежду и т.п. – отдается «на откуп» свободной торговле и никакие запретительные меры в той сфере выглядят нецелесообразными, т.к. без стимулирующих мер и инвестиций в данные отрасли ничего достигнуто не будет, а уровень жизни потребителей пострадает.
     
  2. Стратегически-перспективной отраслью считаем, например «электронику», или другое производство ТНП. Тогда такая отрасль должна комплексно защищаться, в том числе с помощью инструментов протекционизма.  Т.е. должны быть введены дополнительные меры по повышению таможенных барьеров для ВСЕХ каналов импорта, и на консолидированные грузы (каналы, по которым закупают товары российские он-лайн и офлайн- ритейлеры) и дистанционная продажа (кроссбордер). К сожалению, т.к. вскрытие всех посылок на проверку (есть ли там товар из стратегически-перспективной отрасли?) не представляется разумным – под санкции попадет весь кроссбордер, а не только его «стратегически-привлекательная» часть. Потребитель безусловно пострадает, но это «страдание» будет, как минимум, обосновано развитием отрасли-локомотива и должно окупиться в будущем.

Резюмируя, есть два сценария:

  1. Государство не выделяет стратегически-перспективной отрасли как локомотива развития экономики, или эта отрасль не затрагивает В2С потребление (например, оборонка или жилищное строительство). В такие отрасли как текстильная промышленность, производство ТНП, потребительская электроника и т.п.  не планируется существенных инвестиций, им не планируется предоставлять экспортных субсидий, но тогда и ограничение импорта, в том числе и кроссбордера – не приведет ни к чему, кроме падения уровня жизни населения и нецелесообразно.
  2. Государство считает ПРОИЗВОДСТВО, электроники и бытовой техники, одежды и других ТНП стратегически-перспективными отраслями. Тогда должны быть повышены таможенные барьеры и для кроссбордера, и для дистрибуции, обеспечивающий локальный ритейл ОДНОВРЕМЕННО.  Другими словами, если государство хочет простимулировать производство собственных телефонов, то цены на импортные телефоны должны подняться и в кроссбордере и в обычном магазине и в локальном интернет-ритейлере. Побочным эффектом этого будет являться то, что такая мера «зацепит» весь кроссбордер, а не только товары данной категории, C'est La Vie.

В условиях дефицита бюджета и текущего уровня эффективности внутренних инвестиций – второй путь не представляется реалистичным (хотя лично мне он кажется правильным), поэтому простое повышение таможенного барьера для кроссбордера не приведет ни к чему кроме падения уровня потребления.

* Использовались материалы книги Ха-Джун Чанг «Как устроена экономика» 2015 г. (издательство МИФ).

Компании и сервисы: UPS
Об авторе: terekhovant
terekhovant Генеральный директор Shopolog.ru

Подписаться на новости

Читайте также

14 декабря / Комментарии

Что заказывали из Китая осенью 2018 года

После летнего спада осенью объем продаж интернет-магазинов, созданных на платформе ОТ, увеличился на 14%. Покупатели активизировались.

далее →

14 декабря / Комментарии

69% ритейлеров повысят затраты на мобильный маркетинг в 2019 году

Компания OMNI Solutions исследовала рынок мобильной коммерции. Исследование проводилось среди 60 интернет магазинов различного размера в октябре-ноябре 2018 года.

далее →

13 декабря / Комментарии

Рунет подвел итоги 2018 года

13 декабря 2018 года на площадке МИА “Россия Сегодня” состоялась конференция “Рунет 2018: итоги года”, организованная Ассоциацией Электронных Коммуникаций (РАЭК).

далее →

12 декабря / Комментарии

Обзор российского рынка труда и заработных плат в Digital & E-commerce

Международная рекрутинговая компания Hays подготовила ежегодное исследование трендов на рынке труда – «Обзор рынка труда и заработных плат в России в 2018 году» (Hays Salary Guide 2018). В этом материале рассмотрим более подробно сегмент Digital & E-commerce.

далее →

4 декабря / Комментарии

Исследование Mastercard: 8 из 10 европейцев совершают покупки через мобильные устройства

Mastercard публикует данные общеевропейского исследования онлайн-шопинга. Основной вывод – покупки с мобильного телефона так же популярны, как обычные походы по магазинам: 80% европейцев используют мобильные устройства для онлайн шопинга, из них 41% делают это регулярно. В опросе участвовали более 18 тысяч респондентов из 12 европейских стран, в том числе и из России.

далее →

X
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Shopolog.ru в Facebook